Меню сайта

И встала страна огромная…

И встала страна огромная…


Спустя 76 лет с начала Великой Отечественной геномная память все равно не дает покоя. 

Человечество не придумало эталона, которым можно измерить ту степень страданий, боли и горя, какую вынес наш народ с наступлением трагической вехи — 22 июня 1941 года. Это испытание немыслимо. Есть только один способ не предать своих предков в том нечеловеческом противостоянии: не забывать, извлекать уроки из ошибок прошлого. Ведь боролись деды и прадеды ради нашего светлого будущего. 

22 июня ровно в четыре часа… 

День, который, по емкому определению Константина Симонова, «поделил всех на живых и мертвых», на тех, кто выстоит и встретит Победу с невероятным вкусом горечи потерь, и тех, кто отдаст жизнь, пропадет, сгинет и не обязательно будет овеян славой.

Одним из первых в живую схватку с врагом вступил почетный житель Краснодара, герой, именем которого названа улица краевой столицы, Петр Гаврилов. Это было в овеянной легендами Брестской крепости…

Всего у майора Гаврилова в подчинении было около 400 солдат с двумя зенитными орудиями, несколькими 45-мм пушками и четырехствольным зенитным пулеметом. После общего штурма 30 июня, предпринятого немцами и окончившегося захватом Восточного форта, Гаврилов с остатками своей группы (12 человек с четырьмя пулеметами) укрылся в казематах.

Оставшись один, 23 июля (месяц изнурительных сражений без надежды на подкрепление!) он тяжело раненным попадает в плен.

1367736090_5.jpg

Вот описание лечившего его в госпитале доктора Вороновича:

«... пленный майор был в полной командирской форме, но вся одежда его превратилась в лохмотья, лицо было покрыто пороховой копотью и пылью и обросло бородой. Он был ранен, находился в бессознательном состоянии и выглядел истощенным до крайности. Это был в полном смысле слова скелет, обтянутый кожей. До какой степени дошло истощение, можно было судить по тому, что пленный не мог даже сделать глотательного движения: у него не хватало на это сил, и врачам пришлось применить искусственное питание, чтобы спасти ему жизнь. Но немецкие солдаты, которые взяли его в плен и привезли в лагерь, рассказали врачам, что этот человек, в чьем теле уже едва-едва теплилась жизнь, всего час тому назад, когда они застигли его в одном из казематов крепости, в одиночку принял с ними бой, бросал гранаты, стрелял из пистолета, убил и ранил нескольких гитлеровцев».

Что получил в награду человек, которым должна гордиться вся страна? 10 лет лагерей за то, что полуживым попал в плен, исключение из ВКП(б) за потерю партбилета и… полное забвение. После падения сталинского режима, аж в 1957 году, справедливость взяла свое. Гаврилову присвоили звание Героя Советского Союза и орден Ленина. Но как жил он эти годы? Как все. После лагерей в 1955 году нашел семью, с которой переехал жить в Краснодар (сам был родом из Татарстана). Умер в 1979 году, похоронен на мемориале Брестской крепости. Судя по выпавшей на его долю обидной карательной репрессии и стойкости, с которой Петр Гаврилов все перенес, сражался геройски он не ради «медных труб» (хотя и их дождался в преклонном возрасте), просто потому, что не мог иначе. И в своей правоте не сомневался. 

«Кавказский эксперимент» 

В истории фашистской оккупации Кубани есть сложный момент, который историки знают, но обходят стороной по политическим мотивам. Очень хочется сказать о нем правдиво, переплавив за сто лет после Октябрьской революции все «за» и «против». Большинство кубанцев новой властью были обижены: с казаками не церемонились. Преданные присяге, вере и царю, они встали под знамена Белой армии, за что и были массово репрессированы, обобраны и сосланы.

Учитывая и национальную разрозненность богатого на души края, гитлеровские идеологи уверенно ставили на недовольство местных и возможность завоевать их симпатии. Недоработали. Казаки, люди дела, сначала послушали обещания. Да, были те, кто перешли под знамена атаманов Краснова и Шкуро, привезенных из эмиграции, но очень скоро осознали, что заявленные автономия, земли и свобода — лишь слова. Так называемый «кавказский эксперимент», в котором оккупанты рассчитывали на поддержку недовольных слоев населения и установление «нового порядка», быстро провалился. Обещания в духе «мы освободим вас от советского террора» обернулись террором гестаповским. Земля была дана лишь в устной форме. Все, что с нее собирали кубанцы, изымалось в принудительном порядке. Сотрудничества точно не получилось. Люди видели, что происходит.

konniki_v_nem_tilu1942_msavin.6l7d6u8pj6o0cowk4kc8oc4g0.ejcuplo1l0oo0sk8c40s8osc4.th.jpg

Мой прадед Никон Иванович был из крепкого казачьего рода в Тимашевске. Происходил из запорожских первопоселенцев, и земли в роду было немало как по тем меркам, так и по нынешним. В 1917-м четверо братьев Никона примкнули к белым. Все сгинули в боях. Прадед же (1899 года рождения) к тому времени был уже женат и растил дочь, потому и не спешил ни под чьи знамена. Землю родовую отняли безжалостно, в нищету непривычную вогнали и ни к каким возможностям из-за недоверия к происхождению не подпускали. Работал как все — в колхозе. Относился ли он к числу недовольных? Безусловно!

Это никогда не обсуждалось, даже замалчивалось. Годы оккупации, перенесенные моей родней в станице Тимашевской с 42-го по 43-й, были окутаны мрачной завесой неупоминания. Все расспросы заканчивались переходом на другую тему. Но по крупицам осело в памяти, что старшая дочь Нина потеряла двоих детей, а средняя — моя бабушка Катя, тогда 17-летняя, чудом уцелела, когда фашисты уводили единственную корову. Она с вилами на них, вооруженных до зубов, бросилась. Почему не выстрелили? Никто не знает. Понимали, что так только от крайней меры отчаяния можно…

1367736059_42.jpg

Когда фашистов выгнали, мой прадед, пришел в военкомат добровольцем. Ему сказали: «Дед, ты куда? Иди внуков нянчить». Возраст уже непризывной был. А он ответил: «Я казак, я должен». Была середина войны, к тому времени казаки, призванные с Кубани, проявили себя отменными бойцами. А хорошие вояки нужнее. И взяли преклонных годов. Дошел до Берлина. Вернулся с орденом Красного знамени. Воевал не за советскую власть (ох, не намного она лучше фашистской была). За землю свою, за семью, за четырех дочерей. И потому, что казак. Сам он это никогда не комментировал. Никому.

Дочь его Нина Хлыстова ушла медсестрой на фронт. Вернулась. Я ее помню уже пожилой, всегда со слезами на глазах, она очень любила маленьких детей. Спустя время я узнала, что Нине Никоновне обязаны появлением на свет половина жителей послевоенного Тимашевского района. Она стала акушером, непревзойденным мастером своей благородной профессии. Ее имя до сих пор помнят земляки… 

Память сердца 

— Ну и дурак Гитлер! — вспоминает ветеран Великой Отечественной новороссиец Петр Левченко. — Так мы с мальчишками отреагировали на сообщение о начале войны 22 июня в 41-м. На крыльце в домино играли, когда по динамику сообщили. Мы же — давай хохотать! Да его наша Красная армия порвет!

Через год Петру исполнилось 18, и он в тот же день явился в военкомат. Послали учиться на зенитчика. Дошел до Бреслау в Польше, после выбрал карьеру военного.

— А ведь мы в 41-м и 42-м воевать не умели, — откровенно признается ветеран Николай Буреков из Новокубанска. — Это потом у противника научились. Поначалу доводилось видеть поля и дороги, усеянные разорванными телами. Страшное это зрелище. Вы знаете, на сколько метров кишки растягиваются?..

1367736028_10.jpg

— Мне до сих пор снятся молодые раненые солдаты, у которых живого места нет. Вам трудно представить это описание… А они кричат: «Я жить хочу!» — 90-летняя Валентина Рыбина из Старощербиновской, санинструктор в годы войны, с трудом делится горькими воспоминаниями. — Их были сотни, очень много…

Таких и более трагичных, мучительных историй на Кубани тысячи. Статистика участия жителей края в Великой Отечественной войне впечатляет: полмиллиона жизней отдано на полях сражений. 61 тысяча мирных кубанцев замучены во время фашистской оккупации… Не хватает цифры, сколько сегодня людей об этом помнят. По умолчанию — все. Ведь полотно истории пишется непрерывно: мы создадим плохое будущее, если забудем о прошлом.

Даша Баклан.

Выноски 

Военная летопись Кубани

Операции: «Оборона Кавказа», прорыв «Голубой линии», оборона Малой Земли. 

Имена Победы

Александр Покрышкин, отработавший тактический прием «кубанская этажерка»

Евдокия Бершанская, командир женского авиаполка «Ночные ведьмы»

Леонид Брежнев, генсек советской эпохи, воевавший на Малой Земле. 

Языком цифр

214 воспитанников Ейского детского дома фашисты отравили газом.

208 жителей, больше половины — дети, расстреляны в поселке Михизеева Поляна.

7000 человек были замучены в душегубках, опробованных фашистами на Кубани.

130 251 кубанец угнан в рабство в Германию.

454 Героев СССР жили на Кубани (всего — 1200).


Этот и другие материалы читайте в "МК на Кубани". 

Заканчивается подписка на издания "МК на Кубани", "МК в Сочи" и "Честное пенсионерское". Оформить подписку можно в любом отделении Почты России и онлайн.
Подписной индекс газеты "МК на Кубани" 31897 
Подписной индекс газеты "МК в Сочи" 50981  
Подписной индекс газеты "Честное пенсионерское"14804 


Погода в Краснодаре
Яндекс.Погода




новости